Fact-checked
х

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

Бредовая шизофрения

Медицинский эксперт статьи

Психиатр, психотерапевт
, медицинский редактор
Последняя редакция: 21.02.2020

Бред практически всегда присутствует у шизофреников, даже при быстро прогрессирующих злокачественных формах в начальном периоде, исчезая по мере «ухода в себя» и нарастания интеллектуального отупения. Автор симптомов шизофрении первого ранга Курт Шнайдер называл ее бредовой болезнью в наиболее полном смысле этого слова. Систематизированный хронический бред (вербальный, основанный на неверной интерпретации реальных фактов) характерен для наиболее распространенной формы заболевания – параноидной, которая больше других подходит под определение «бредовая шизофрения».

Именно при классической типичной форме шизофрении наиболее ярко выражены продуктивные симптомы – бред и галлюцинации. Первым симптомом, как правило, является именно бредовая убежденность в чем-либо, не соответствующем действительности. Она может базироваться на реальных фактах или возникнуть в виде готовой фабулы. Вначале бред относительно понятен и представляет собой цепочку логически связанных умозаключений, иногда даже весьма правдоподобно интерпретирующих ситуацию. Позже, при развитии заболевания и выраженном распаде мышления появляются, как правило, слуховые галлюцинации. Внутренние голоса, звучащие в голове, других частях тела, внушенные «чужие» мысли и принудительные высказывания, ощущения похищенных мыслей у больных шизофренией трансформируются в галлюцинаторный бред, и начинается бредовый хаос.

При других формах болезни продуктивная симптоматика выражена в гораздо меньшей степени или незаметна совсем, однако, многие клиницисты считают, что для шизофреника типично бредовое восприятие внутренних и внешних событий. Скрытая «бредовая работа» больного мозга не всегда выливается в явный психоз, но является подоплекой нарастающего пессимизма, тревожности, ощущения враждебности окружающей среды и неотвратимой беды, заставляющей больного замыкаться в себе и отгораживаться от мира.

Аффективно-параноидный синдром – характеризуется депрессией, бредовыми идеями преследования, самообвинениями и галлюцинациями с ярким обвинительным характером. Кроме того, данный синдром может характеризоваться сочетанием мании величия, знатного происхождения и галлюцинациями хвалебного, прославляющего и одобряющего характера.

Код по МКБ-10

F20-F29 Шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства

Эпидемиология

Бредовая или параноидная шизофрения, которой страдает примерно 70% больных с этим диагнозом, считается наиболее благоприятной относительно других форм этой болезни. Статистика фиксирует наибольшее число манифестаций классической шизофрении в возрастной группе от 25 до 35 лет. Бывает, что первый эпизод заболевания происходит и в более позднем, даже пожилом возрасте.

Причины бредовой шизофрении

Всемирная организация здравоохранения в информационном бюллетене о данном психическом заболевании указывает, что имеющиеся данные исследований (а предметно шизофрению изучают уже более ста лет) достоверно не подтверждают ни одного обязательного этиологического фактора. Однако существует множество гипотез о возможных причинах шизофрении. Большинство исследователей склоняется к предположению, что развитие болезни происходит у предрасположенных к ней лиц под влиянием нескольких внутренних и внешних факторов, наслаивающихся друг на друга, то есть современная психиатрия рассматривает ее как полиэтиологическую психическую патологию. [1]

Факторы риска

Факторы риска относятся к разным сферам. Очень важной причиной является наследственность. Именно среди больных параноидной формой шизофрении достаточно высокая частота отягощенного семейного анамнеза. Правда, генные мутации, специфические именно для шизофрении, не обнаружены, они могут встречаться и при других психических патологиях.

Современное диагностическое оборудование позволило выявить прижизненно у шизофреников наличие структурных нарушений в отделах головного мозга, также не специфических. Подобные аномалии, выраженные в меньшей степени, нередко выявляются у близких родственников больных.

Шизоидные черты характера индивидуума (тревожность, склонность к застреванию, мнительность, подозрительность, замкнутость, чувствительность к критике) характерны не только для больного, но и для его родственников. По мнению некоторых генетиков они также наследственно детерминированы. Наличие таких акцентуаций в комбинации с неблагоприятными психосоциальными средовыми стрессорами могут стать пусковым фактором к развитию болезни. Детские годы, проведенные в семье, где господствовал культ насилия, низкий социальный статус, одиночество, частые переезды, отсутствие понимания и поддержки близких, даже ритм жизни мегаполиса может спровоцировать развитие шизофреноформной симптоматики.

Периодами повышенного риска дебюта и обострений шизофрении признаны возрастные кризисы, связанные с изменением гормонального и психосоциального статуса — подростковый, беременность и рождение ребенка, климакс, выход на пенсию.

Однако, в большинстве историй болезни шизофреников связь между определенным экзогенным фактором и манифестацией заболевания четко не прослеживается.
При наличии врожденной предрасположенности развитие шизофрении могут спровоцировать внутриутробные инфекции, проживание в неблагоприятных экологических условиях, употребление психоактивных веществ будущей матерью. Исследования нейрофизиологов обнаруживают, что на момент манифестации шизофрении уже имеют место аномалии церебральных структур, развивающихся сразу после рождения и в более позднем возрасте не изменяющихся. Это позволяет предположить, что поражение происходит на самом раннем этапе развития головного мозга, а по мере прогрессирования заболевания в патологический процесс вовлекается все большее число нейрохимических составляющих. Следствием этого являются патологические взаимодействия основных нейромедиаторов, происходит одновременное нарушение нескольких функционально-метаболических процессов в различных нейромедиаторных системах, что приводит к изменениям поведения больного, укладывающимся в шизофреноподобную симптоматику. Наиболее современные нейрогенезисные теории патогенеза шизофрении возникли относительно недавно, когда появилась возможность прижизненного неинвазивного изучения электрофизиологической деятельности головного мозга и визуализации его структур.

Более ранними являются нейроэндокринологические гипотезы. Основанием для их появления были отмечаемые психиатрами дебюты заболевания преимущественно в подростковом и юношеском возрасте, рецидивы у женщин в период беременности и сразу после родов, обострения в период затухания половой функции, часто встречающиеся эндокринные патологии у шизофреников.

Апологеты нейроэндокринной гипотезы предполагали развитие психической патологии под влиянием внутренних (аутоинтоксикация из-за нарушения работы желез внутренней секреции) и неблагоприятных внешних факторов, к восприимчивости которых предрасполагала слабость эндокринной системы. Тем не менее, специфических для шизофрении нарушений работы эндокринных органов не выявлено, хотя определенная роль гормональных сдвигов в патогенезе признается большинством исследователей. [2]

У больных шизофренией отмечаются изменения клеточного и гуморального иммунитета, что послужило основанием для выдвижения нейроиммунологических теорий, некоторые авторы развивали теорию вирусного происхождения шизофрении, однако, в настоящее время ни одна из предложенных версий до конца не способна объяснить патогенез заболевания.

Одним из основных проявлений психоза при шизофрении является бред. Его или как минимум бредовое восприятие окружающего мира обнаруживают у 4/5 пациентов с диагнозом шизофрения. Наиболее ярко этот феномен расстройства мышления выражен при параноидной форме заболевания.

Патогенез

Патогенез бреда при шизофрении представители разных психиатрических школ и направлений также объясняют по-разному. По мнению одних, он вырастает из жизненного опыта больного, истолкованного с каким-то особым смыслом в связи с изменением осознания окружающего мира. Например, имевшиеся в анамнезе больного патологии желудочно-кишечного тракта могут вылиться в бред отравления. По мнению других, бредовые представления слабо зависят от реальных событий и личностных особенностей больного. Сначала происходит расщепление сознания, на фоне которого преображается бытие шизофреника, а затем уже появляется бредовое восприятие (аномальные ощущения), из которого и вырастает сам бред как попытка объяснить эти ощущения, их происхождение, причем объяснения бывают самые невероятные.

В настоящее время считается, что для запуска механизма развития бреда необходим определенный тип личности и наличие патологии коры головного мозга, в частности, лобных его долей, выраженная атрофия корковых нейронов которых способствует искажению процессов восприятия различных ощущений. Роль нарушенного восприятия в формировании бредовых идей считается чрезвычайно важной и, на сегодняшний день, доказанной.

Симптомы бредовой шизофрении

Бредовая форма шизофрении проявляется в высказываниях и поведении больного, который отстаивает свои ложные убеждения с непререкаемым упорством. Наиболее характерным для данного заболевания является стадийно развивающий хронический бред. [3]

Немецкий психиатр К. Конрад выделял в динамике образования шизофренического бреда несколько этапов. Первые признаки его развития (трема-фаза) характеризуется такими симптомами как растерянность и беспокойство больного. Он учится жить с новым измененным сознанием, его заполняют новые необъяснимые ощущения, не всегда понятные, что вызывает напряженность и чувство страха. В зависимости от фабулы первых бредовых мыслей может появится чувство вины, на фоне которого возникают суицидальные мысли. Гораздо реже у больных в этой фазе встречается приподнятое настроение. [4]

Следующий, второй этап развития бредообразования — (апофения), бредовое «озарение». Начинается кристаллизация бреда — у больного конкретизируются его бредовые представления, он оказывается в их плену. Вместе с тем, ситуация для него становится более определенной, исчезают сомнения, растерянность и напряжение ослабевает. Больные на этой стадии часто ощущают себя «центром вселенной», единственными, обладающими истинными знаниями. Бред на этой стадии обычно логичен и достаточно правдоподобен.

Фаза анастрофии или апокалипсическая характеризуется бессвязным галлюцинаторным бредом. Эта стадия наступает не у всех. Она характеризуется серьезной дезорганизацией мышления, речевыми нарушениями, возникновением необратимых негативных симптомов.

Не всегда возникновения бреда происходит поэтапно. Он может проявиться в виде острой паранойяльной вспышки или вырасти из сверхценной идеи, основанной на реальных жизненных фактах, из которых больной делает свои выводы, противоречащие практическому опыту. Бред имеет характер верования, для больного не требуются доказательства своей правоты. Он в ней убежден.

В официальной психиатрии начальную стадию бредообразования называют паранойяльной. На этой стадии бред еще не сопровождается галлюцинациями и логически структурирован. Больной интерпретирует события и поведение окружающих людей достаточно правдоподобно. Часто на этой стадии симптомы бреда еще не достигли значимой высоты и не особенно заметны. Окружающие их интерпретируют как странности характера. Больной иногда обращается к врачу, но не к психиатру, а к терапевту, невропатологу, кардиологу с жалобами на упадок сил, головную или сердечную боль, трудности с засыпанием, непривычные ощущения в разных частях тела. У него могут быть заметны некоторые чудачества, навязчивости, раздражительность, плохая концентрация внимания, забывчивость на фоне тревожности или реже — чрезмерно радостного настроения, но на начальной стадии жалобы больного диагностируют обычно как вегетососудистые расстройства, невроз или проявления остеохондроза. Да и с уверенностью поставить диагноз шизофрении в начальной стадии при развивающемся процессе бредообразования еще не сможет и психиатр. Для этого нужно долговременное наблюдение за больным.

Психиатрам известен и так называемый симптом Кандинского, который характерен для начальной стадии шизофрении и обусловлен предположительно расстройствами вестибулярного аппарата и вегетативной нервной системы. Больные жалуются на приступы сильной миргенеподобной головной боли, на фоне которой они с трудом сохраняют координацию в пространстве, приходит ощущение невесомости, и у больного просто уходит почва из-под ног, он ощущает себя «как Армстронг на Луне».

Более яркий дебют — острый психоз. Он проявляется внезапным и быстрым нарастанием симптоматики. Кроме явной дезорганизации мышления, в большинстве случаев, больной может быть аномально возбужден, агрессивен, склонен к разрушительным действиям или, что реже, чрезмерно восторжен и одержим какой-либо идеей часто глобального масштаба. У него развивается психомоторное возбуждение и требуется срочная госпитализация в психиатрический стационар. Больной оказывается под наблюдением специалистов и у него больше шансов своевременно начать лечение.

Постепенное же развитие бредообразования приводит к постоянным не слишком заметным изменениям в поведении больного. Его все меньше волнуют жизненные реалии, семейные и производственные проблемы. Он самоустраняется от них, все больше замыкаясь в себе. Тем не менее, на фоне общей отстраненности, больной проявляет изобретательность и активность, стараясь реализовывать свои идеи: пишет письма в разные инстанции, выслеживает соперников, пытается разоблачить недоброжелателей или реализовать себя в качестве реформатора. Никакими логическими доводами и доказательствами его нельзя переубедить в неправоте или перенаправить его энергию в другое, более реальное направление. [5]

Типичным симптомом шизофренического бреда является бесцельное мудрствование или шизофазия. Больного нельзя остановить, он говорит без умолку, причем связно, не употребляя слов-паразитов. Однако смысл в его монологе просто отсутствует.

Паранойяльная стадия может сохраняться продолжительное время, но именно шизофрения, в отличие от шизотипических расстройств, является прогредиентным заболеванием, и со временем в большей или меньшей степени наблюдается дезорганизация систематизированной структуры бреда, чаще монотематического, и нарастание дефицитарных изменений.

Паранойяльный бред постепенно трансформируется в параноидный — появляются новые темы, разнонаправленные, лишенные реальности, бред становится все более хаотичным. У больного наблюдается разорванность мышления, что проявляется речевыми расстройствами: внезапными остановками, резкой сменой темы, непоследовательностью, ментизмом, абстрактными высказываниями, делающими речь заметно бессмысленной. Также уменьшается словарный запас, он часто не использует предлоги и/или союзы, не проявляет инициативы в разговоре, отвечая кратко и не по существу, но зацепив любимую тему, не может остановиться. Речь изобилует повторами, не всегда понятными неологизмами, утратой грамматического строя. Наличие всех перечисленных симптомов не обязательно, они проявляются в зависимости от глубины поражения психики.

Психиатры, основываясь на наблюдениях за больными, отмечают следующие особенности бреда при шизофрении: в нем практически не отражаются доболезненные свойства личности больного, поскольку под влиянием патологического процесса появляются совершенно новые личностные особенности (А.З. Розенберг), это же подтверждает О.В Кербиков, называя данный феномен бредом перерождения. Психиатры отмечают также медленную систематизацию бредовых суждений, вычурность, наполненность абстракциями и символикой, большой отрыв от реальности.

В параноидной стадии к бреду присоединяются псевдо- и истинные галлюцинации — непроизвольное восприятие отсутствующих в действительности объектов. У шизофреников чаще возникают псевдогаллюцинации, больной понимает их нереальность, но проявить к ним критическое отношение не способен. Он беспрекословно подчиняется и верит звучащим голосам, которые слышит «внутренним слухом». В основном при бредовой шизофрении у больных появляются слуховые галлюцинации, причем наиболее типичными являются голоса, отдающие приказы, обвиняющие, угрожающие, или просто навязчивые звуки (завывания ветра, льющейся или капающей воды, скрипы, свист, топот) без вербального оформления. Другие виды галлюцинаций (зрительные, обонятельные, тактильные) также могут присутствовать, но основного места в клинической картине они не занимают. После появления галлюцинаций бред «выкристаллизовывается», становится более четким, содержание его усложняется и приобретает фантастический окрас.

Затем может наступить парафреническая стадия заболевания. Для нее характерно, так называемое, «патологическое интеллектуальное творчество» (М.И. Рыбальский). Особенностями парафренического бреда являются непостоянство и изменчивость сначала отдельных компонентов фабулы, затем — некоторых событий, что завершается изменением всего сюжета целиком. Больной на этой стадии чувствует себя лучше, начинает «вспоминать» свою прошлую жизнь, ему кажется, что болезнь отступает. Настроение у больного с парафреническим синдромом обычно приподнятое, речь эмоциональна, систематизирована. Они харизматичны и могут быть убедительны, особенно в тех случаях, когда фабула бреда достаточно реальна. Но в большинстве случаев бред при парафрении отличается фантастическим абсурдным содержанием. У больного нередко развивается мания величия. Он чувствует себя мессией, способным изменить историю человечества, присваивает себе великие открытия, контактирует с инопланетянами или потусторонними силами.

Бредовая шизофрения у пациентов пожилого возраста нередко сразу начинается с парафренного синдрома. В этом случае характерен депрессивный тип его течения и бред «малого размаха» - пожилые шизофреники в основном убеждены в том, что воображаемые недоброжелатели (в этой роли часто выступают родственники или соседи) их притесняют, не любят, хотят от них избавится, стараются обмануть и нанести ущерб (отравить, травмировать, лишить жилья). Даже при наличии бреда величия, он носит пессимистический характер: недооценили, кругом недоброжелатели «ставят палки в колеса» и пр. [6]

Для глубоких патологических изменений в структуре психики при параноидной или парафренной стадии характерны не только галлюцинации, но и психические автоматизмы. Их разделяют на двигательные — больной утверждает, что двигается он не по собственной воле, а выполняя приказы извне; идеаторные, касающиеся мыслительного процесса (мысли транслируют извне, заменяя ими его собственные); сенсорные — внешнее навязывание ощущений. Источники внешнего влияния, со слов больных, самые фантастические — службы иностранной разведки, инопланетяне, ведьмы, причем нередко в лице старого знакомого, сослуживца или соседа. Влияние на больного может осуществляться, по его представлениям, посредством волнового излучения, например, через радиоточку или встроенный в электрическую лампочку передатчик. Психические автоматизмы вкупе с бредом воздействия описаны в психиатрии как синдром Кандинского-Клерамбо, наиболее часто встречающийся именно в симптомокомплексе развитой шизофрении.

В общей клинической картине шизофрении наряду с бредом имеют место различные эмоциональные нарушения: угнетенное состояние духа, маниакальные эпизоды, панические атаки, приступы апатии или агрессии.

Истинная шизофрения должна прогрессировать и приводить к возникновению специфического шизофренического дефекта, иначе — болезнь диагностируют как шизотипическое личностное расстройство. Развитие негативных симптомов может затормозить правильно назначенное лечение, вялое течение болезни. Вообще, параноидная бредовая шизофрения не характеризуется такими выраженными проявлениями как бессвязная речь, неадекватность ассоциаций, оскудение эмоций, уплощение чувств, кататонические расстройства, бросающаяся в глаза дезорганизация поведения. Тем не менее, негативные симптомы, хоть и не слишком выраженные, проявляются в течение длительного периода болезни или же каждый ее приступ заканчивается некоторыми потерями — сужением круга общения, интересов, снижением двигательной активности.

Осложнения и последствия

Бред при шизофрении уже предполагает расстройство процесса восприятия и мышления. Даже в начальной стадии заболевания наличие бредовых идей мешает человеку строить коммуникации, решать семейные и производственные проблемы. При шизофрении страдает внимание и память, нарушается речь и моторика, медленно, но неуклонно нарастает эмоциональный и интеллектуальный дефицит. [7]

Наиболее распространенным коморбидным расстройством при шизофрении является депрессия. Депрессивное настроение сопровождает шизофреников часто с продромальной фазы. А на начальном этапе развития болезни повышенная тревожность, вызванная стойкими расстройствами восприятия, становятся причиной суицидальных намерений и попыток. Шизофрения вообще считается заболеванием с высоким риском суицида. Особенно опасна в этом плане депрессия, которая развивается в течение полугода после первого эпизода психоза.

Шизофреники склонны к злоупотреблению алкоголем и другими психоактивными веществами, что приводит к атипичному течению, частым рецидивам и фармакорезистентности. Алкоголизм или наркомания у шизофреников быстро приобретает постоянный характер. Больные прекращают работать, уклоняются от лечения и ведут антиобщественный образ жизни, часто нарушая закон.

Панические атаки, по данным исследований, развиваются примерно у трети пациентов, их симптомы могут появляться в продромальном периоде, во время психотических эпизодов и после них.

Чаще, чем в общей популяции населения, среди шизофреников встречаются многие соматические патологии, особенно характерны — ожирение и патологии сердечно-сосудистой системы.

Шизофрения часто становится причиной инвалидности, а также продолжительность жизни больных с этим диагнозом короче в среднем на 10-15 лет. Считается, что к этому приводит не сама по себе шизофрения (некоторые больные живут очень долго), а приверженность вредным привычкам и склонность к суициду.

Диагностика бредовой шизофрении

До сих пор остается открытым вопрос о четких клинических критериях шизофрении и, вообще, многие психиатры не считают ее самостоятельным психическим заболеванием. Подход к этому вопросу в разных странах также не одинаков.

При подозрении на шизофрению первичная диагностика заболевания требует сбора полного сомато-неврологического анамнеза пациента. Врач обязательно беседует не только с больным, но и с его родственниками.

Обследование соматического состояния здоровья пациента включает лабораторные анализы и полное кардиологическое обследование. Лабораторная диагностики не способна подтвердить диагноз шизофрении, такого анализа пока не существует, но она дает представление об общем состоянии здоровья пациента и позволяет предотвратить диагностические ошибки и отграничить проявления шизофрении от напоминающих ее симптомов, развивающихся при эндокринных патологиях, коллагенозах, нейроинфекциях, болезнях с проявлением нейродегенерации и пр.

Больному назначают различные анализы от общего анализа крови и мочи до определения уровня глюкозы, гормонов щитовидной железы и гипофиза, кортикостероидных и половых, плазменных электролитов, С-реактивного белка, мочевины, кальция, фосфора, биохимических проб. Проводятся тесты на наличие наркотиков и ВИЧ-инфекцию, реакция Вассермана, исследование спинального ликвора.

Инструментальная диагностика назначается разнообразная, позволяющая сделать заключение о работе всех систем в организме. Обязательно нейрофизиологическое обследование, в которое входит эектроэнцефалография, дуплексное ангиосканирование, магниторезонансная томография. Аппаратные исследования хоть и выявляют наличие морфологических и нейродегенеративных церебральных нарушений, но также точно не могут подтвердить диагноз шизофрении. [8]

Европейские психиатры руководствуются диагностическими критериями, изложенными в МКБ-10. Диагноз бредовой формы шизофрении ставится при наличии у больного выраженного бредового синдрома. Симптомы бреда специфического содержания (воздействия, овладения, отношения, преследования, открытости мыслей) должны быть в наличии длительное время, не менее месяца, причем независимо, лечили ли больного в этот период. Бредовая или галлюцинаторно-бредовая симптоматика не должна быть вызвана любого рода интоксикацией или неврологической патологией, а в наблюдениях за больным выявляются признаки качественных изменений поведения — сужение интересов, круга общения, нарастание пассивности, замкнутости, равнодушие к внешнему виду.

Дефицитарные изменения, касающиеся нейрокогнитивных (внимания, воображения, памяти, речи) и исполнительных функций, определяются с помощью различных патопсихологических и нейропсихологических тестов.

Дифференциальная диагностика

Дифференцировать бредовую шизофрению от других психических расстройств с выраженным бредовым компонентом достаточно сложно. Рекомендуется длительное наблюдение за больным — минимум полгода, прежде чем выставлять ему диагноз шизофрении.

В первую очередь исключаются органические патологии в структурах головного мозга, ответственных за процессы мышления и эмоциональное состояние, особенно, новообразования гипофиза, поражения лобных структур головного мозга, сосудистые мальформации, абсцессы, кисты, гематомы. Перенесенные и хронические нейроинфекции — герпетическая, нейросифилис, туберкулез, ВИЧ, другие вирусы, последствия коллагенозов, черепно-мозговых травм, нейродегенерации, обменных нарушений (пернициозная анемия, дефицит фолатов, метахроматическая лейкодистрофия, гепатоцеребральная дистрофия, сфингомиелиноз). При явном заболевании центральной нервной системы, инфекционном либо интоксикационном, в том числе — алкогольном, наркотическом поражении головного мозга шизофрению не диагностируют, разве что точно установлено, что ее симптомы предшествовали инфекционному заболеванию, травме или злоупотреблению психоактивными субстанциями. [9]

Продолжительность шизофреноподобного состояния учитывается при диагностике. В случаях, когда симптоматика наблюдается менее одного месяца и самокупируется или купируется медикаментозно, состояние больного относят (согласно МКБ-10) к шизотипическим или шизоаффективным психотическим расстройствам.

Сам по себе изолированный бредовый синдром, даже со проявлениями специфического для шизофрении бреда (преследования, отношений, взаимодействия), указывает только на патологию центральной нервной системы и не является абсолютным диагностическим критерием. Хотя при полной идентичности бредовой структуры и фабул некоторые особенности все же имеются. При эпилепсии, нейросифилисе, энцефалите после тяжелых инфекций, атеросклеротических поражениях, осложненных соматогенной интоксикацией, депрессиях, посттравматических, алкогольных и наркотических психозах бред обычно проще и конкретнее. Кроме того, замечено, что эпидемических энцефалитах больные выражают желание вылечить свою болезнь и даже «пристают» с этим к медперсоналу, эпилептики и депрессивные пациенты бредят в состояниях сумеречного сознания, тогда как у шизофреников изменения сознания не наблюдается. Их бред и бредовые высказывания отличает вычурность и сложность. Кроме того, при шизофрении бред касается не столько физического воздействия, сколько субъективных переживаний пациента, отображает вторжение и захват его волевой сферы и мышления. [10]

Дифференцируется также шизофрения и бредовые расстройства, при которых развивается моно- или политематический хронический бред, идентичный по структуре и фабуле шизофреническому. Те же темы -преследования, ревности, собственного уродства, кверулянтства, величия с периодическими эпизодами депрессии, обонятельных и тактильных галлюцинаций, а у пожилых пациентов допускаются и слуховые, составляющие часть клинической картины шизофрении, наблюдаются и при бредовом расстройстве. Некоторые болеют им всю жизнь, однако, у таких пациентов никогда не бывает хронических императивных голосов, постоянного бреда воздействия и даже слабо выраженной негативной симптоматики. Кроме поведения, имеющего непосредственное отношение к бреду, настроение, речь и поступки пациентов с бредовым расстройством вполне адекватны ситуации и не выходят за рамки нормы. [11]

Итак, при бредовом расстройстве личности бред — единственный или наиболее яркий симптом. Он достаточно логичен, реалистичен и часто спровоцирован жизненными ситуациями, а также должен наблюдаться три месяца и более, носить личностный характер и продолжаться не только в периоды нарушений аффекта, но и вне их. Бреда воздействия, передачи и открытости мыслей быть не должно, допускаются редкие транзиторные слуховые галлюцинации. Наличия признаков органических повреждений головного мозга любого генеза также быть не должно.

Основным диагностическим критерием для шизофрении остается наличие прогрессирующего характера ослабления психической деятельности.

Лечение бредовой шизофрении

Подробное лечение бредовой шизофрении читайте в этой статье.

Профилактика

Наследственную отягощенность изменить нельзя, но она не является единственным фактором риска развития заболевания, необходимы еще внешние условия, к минимизации которых нужно прилагать усилия.

При наличии генетической предрасположенности беременность лучше планировать. Еще до ее наступления необходимо обследоваться и пролечить имеющиеся в наличии патологии, чтобы избежать медикаментозного воздействия на плод. Важно, чтобы вес будущей матери соответствовал норме, и она смогла отказаться еще до беременности от вредных привычек, в в период вынашивания — не курила и не пила. Сбалансированное питание, умеренные физические нагрузки, стабильные и спокойные отношения в семье являются факторами, предрасполагающими к рождению здорового ребенка. Забота о его физическом и психическом здоровье, позитивная эмоциональная поддержка, здоровый образ жизни, культивируемый в семье, позволят ему вырасти максимально здоровым и минимизировать риск развития бредовой шизофрении.

В подростковом периоде следует избегать излишней эмоциональной экспрессии, контролировать поведение, занятия и круг знакомых ребенка, соблюдая «золотую» середину, чтобы избегая как излишней зависимости, так и бесконтрольности. При возникновении депрессивного настроения или других изменений аффекта ребенок может посещать психотерапевта, специальные тренинги, помогающие сформировать внутренние механизмы борьбы с влиянием стрессогенных факторов.

В любом возрасте важными профилактическими шагами, предупреждающими развитие психического нарушения считаются умение принять самого себя, коммуницировать с окружающими и найти тех, кто может оказать помощь; возможность «выговориться»; физическая активность, причем групповые занятия предпочтительны; умение управлять рекцией на стрессоры; снижение, а лучше полный отказ от алкоголя и других психоактивных веществ; приобретение новых навыков, творческая и духовная деятельность, участие в социальной жизни жизни, наличие хороших друзей и крепкой семьи.

Прогноз

До сих пор остается открытым вопрос о существовании шизофрении как единого заболевания, критерии диагностики этой болезни тоже существенно отличаются у психиатрических школ разных стран. Но в целом, бредовая шизофрения, как бы ее не называли, пока относится к тяжелым и неизлечимым заболеваниям. Тем не менее хороший прогноз увеличивает ранее начало лечения, его непрерывность и отсутствие стигматизации. В проведенных исследованиях было выявлено, что стигма приводила к более выраженной симптоматике шизофрении по сравнению с теми пациентами, которые лечились, не зная о своем диагнозе.

Хорошим прогнозом считается достижение долговременного терапевтического эффекта, иногда больным даже отменяют прием препаратов. Успех полностью зависит от адекватности назначенного лечения и индивидуальных ресурсов личности пациента. Современная психиатрия при комплексном подходе к лечению обладает большим арсеналом средств для стабилизации состояния больного.