Fact-checked
х

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

Деперсонализация личности

Медицинский эксперт статьи

, медицинский редактор
Последняя редакция: 16.12.2018

Данный феномен относится к отклонениям в сфере самосознания, включая как расстройство самоощущения, так и когнитивную его форму. В норме каждый человек отграничивает собственное «Я» от всего окружающего мира, каким-то образом оценивая самого себя, свои физические данные, уровень знаний и морально-нравственных ценностей, свое место в обществе. Деперсонализация – это особое психопатологическое состояние изменения субъективного отношения к собственному «Я». У субъекта пропадает ощущение уникальности, активности и неделимости собственной личности, утрачивается естественность ее самовыражения. Он постоянно сравнивает себя нынешнего с собой прежним, анализирует свои мысли, действия, поведение. Результаты самоанализа субъекта не утешают – исчезли острота и четкость восприятия окружающей действительности, она уже практически его не интересует, потеряли естественность собственные действия, стали автоматическими, пропало воображение, гибкость ума, фантазия. Такая гипертрофированная рефлексия вызывает у субъекта значительный психологический дискомфорт, он ощущает себя в изоляции, осознает происшедшие с ним перемены и очень болезненно это переживает.

При деперсонализации происходит разрыв рефлекторно обусловленного перехода реального мира в субъективный, преобразованный сознанием данной личности, то есть – прерывается формирование самосознания. Человек наблюдает собственную жизнь отрешенно, часто ощущая качественные изменения своей личности, неспособность управлять своими действиями, неподвластность себе частей своего тела. Характерен феномен раздвоения личности. Сопутствующим состоянием является дереализация – полное или частичное нарушение чувственного восприятия окружающей реальности, касающееся исключительно качественных изменений.

Отстраненность от собственного «Я» и временное отключение эмоциональной составляющей восприятия на короткое время считается нормальной реакцией человеческой психики на острый стресс, психической анестезией, позволяющей пережить травмирующее событие, абстрагироваться от эмоций, проанализировать создавшуюся ситуацию и найти из нее выход. Однако синдром деперсонализации/дереализации может затянуться надолго – на недели, месяцы, годы, уже не зависеть от аффективного фона и существовать автономно. И это уже патология. Клинические проявления синдрома наблюдаются в симптомокомплексах психозов, неврозов, прогрессирующих психических и общих заболеваний. Нарушение самовосприятия может существовать продолжительное время как реакция на психотравмирующее событие вне заболеваний центральной нервной системы и у вполне здорового, но излишне впечатлительного и ранимого человека.

trusted-source[1], [2], [3], [4], [5], [6]

Код по МКБ-10

F48.1 Синдром деперсонализации - дереализации

Эпидемиология

До настоящего времени единого подхода и четкой трактовки феномена деперсонализации нет. Представители разных психиатрических школ используют данный термин для обозначения различных симптомокомплексов психических расстройств. Некоторые в рамках деперсонализации рассматривают только отчуждение психических процессов, в других случаях термин используется шире – включаются нарушения представления о схеме тела, психические автоматизмы, дежа вю и жеме вю. Поэтому сопоставление наблюдений исследователей очень относительное.

Большинство психиатров сходятся во мнении, что диагностировать деперсонализацию у детей практически невозможно. Манифестацию большинства случаев, принадлежащих к проявлениям феномена, относят к возрастному интервалу от 15 до 30 лет.

Становление самосознания происходит в подростковом периоде, поэтому подрастающее поколение находится в группе риска. Тем не менее, депрессивные эпизоды у подростков симптомами деперсонализации почти никогда не сопровождаются. Наибольшее число случаев таких расстройств среди самых молодых пациентов являются манифестацией слабо прогрессирующей шизофрении, наблюдаются у эпилептиков, также – им подвержены подростки, злоупотребляющие психоактивными веществами.

У взрослых лиц симптомы деперсонализации чаще встречаются при депрессивных расстройствах.

Мнения детских психиатров расходятся очень существенно, некоторые видят рудиментарные симптомы уже с трехлетнего возраста у детей с шизофренией, другие могут диагностировать патологию ближе к десяти годам.

По гендерной составляющей также расхождения существенные. Одни авторы не заметили существенной разницы между мужчинами и женщинами, другие, в частности, немецкие психиатры, отмечают значительное преобладание пациенток женского пола – четыре женщины на одного мужчину.

Признается возможность кратковременных эпизодов деперсонализации у большинства населения (оценивается примерно в 70%), причем, в этом случае разделение по гендерному признаку отсутствует. Зато продолжительное течение синдрома вдвое чаще встречается у женщин.

trusted-source[7], [8], [9], [10], [11]

Причины синдрома деперсонализации

Как самостоятельная нозологическая единица данный синдром рассматривается как вид неврастении, но в изолированном виде он встречается крайне редко. Чаще он является частью симптомокомплекса шизофрении, эпилепсии, обсессивно-фобического или компульсивного расстройства, депрессии, а может иметь органическое происхождение. У пациентов, страдающих деперсонализацией нередко обнаруживается негрубый органический церебральный дефицит. В этих случаях пациенту диагностируется имеющееся в наличии заболевание.

Большинство специалистов склоняется к тому, что синдром деперсонализации/дереализации развивается под действием стресс-фактора во взаимодействии с особенностями индивидуальной модели реагирования субъекта на психотравмирующую ситуацию. Практически во всех известных случаях появлению симптомов данного нарушения самосознания предшествовало наличие у пациента сильной тревоги, страха, беспокойства. Причем у женщин стресс чаще всего был связан с ситуациями, угрожающими жизни их ребенка, а у мужчин – их собственной. Хотя нередко поводом к возникновению рассройства были и менее значительные события.

Причины развития синдрома, как и многих других психических болезней и отклонений, точно не установлены. Считается, что наиболее легкая форма деперсонализации, которую относят к первому типу, вызывается, в основном, внешними причинами – стрессовыми ситуациями и связанным с ними нервным перенапряжением у субъектов, находящихся в пограничных психических состояниях, при интоксикациях психоактивными веществами, церебральной недостаточности органического происхождения не тяжелой степени. Подвержены развитию синдрома первого типа инфантильные личности, склонные к истерии и фобиям, дети и подростки. Утрачиваются при этом более ранние формы самосознания, связанные с самочувствием личности. Расстройство протекает в виде пароксизмов, периодически возникающих на фоне вполне благополучного психического состояния.

Деперсонализация второго типа имеет более тяжелое течение и обусловлена внутренними причинами. Часто наблюдается при вялотекущей шизофрении, у лиц, психически возбудимых, склонных к гипертрофированной рефлексии и застреванию. Этому типу более подвержены лица мужского пола в период становления личности – позднем пубертате и юношеском возрасте. Для развития данного типа синдрома необходимо определенная зрелость самосознания, нередко первый тип плавно перетекает по мере взросления во второй. Больные субъективно ощущают потерю личностной специфичности, при выраженной картине у больного развивается ощущение полной утраты своего «Я», теряются социальные коммуникации.

Третий тип (психическая анестезия) также имеет эндогенное происхождение и занимает по степени тяжести промежуточное положение между двумя уже описанными. Возникает у людей зрелого возраста преимущественно женского пола с диагнозом эндогенной депрессии, реже – у психопатов и людей с церебральным дефицитом органического генеза. Проявляется утратой эмоциональной составляющей и сопровождается симптомами деперсонализации.

Значительным фактором риска возникновения синдрома являются определенные черты характера индивидуума. Люди, подверженные данному синдрому, часто обладают завышенными притязаниями, переоценивают свои возможности, не учитывают каких-либо объективных обстоятельств, а, не получив желаемого и не ощущая сил для дальнейшей борьбы, отгораживаются от собственного «Я», ощущают, что утратили прежние личностные качества. Склонность к длительной фиксации на негативных событиях и самоанализу, мнительность повышает вероятность развития синдрома. Считается, что истощенная психика такого субъекта создает защитный барьер, чтобы воспрепятствовать более серьезным нарушением психического здоровья или развитию сосудистых кризов. Затянувшийся защитный процесс, когда ситуация не разрешается самостоятельно, превращается в патологию, требующую медицинского вмешательства.

trusted-source[12], [13], [14], [15]

Факторы риска

Учитывая все сказанное выше, наиболее вероятные факторы риска появления симптомов деперсонализации – это:

  • наследственная предрасположенность к патологической тревоге, конституционально обусловленная низкая стрессоустойчивость;
  • острое или хроническое перенапряжение организма;
  • недосып, хроническая усталость и невозможность восстановить силы;
  • вынужденное или осознанное одиночество, отвержение в семье, в кругу сверcтников;
  • вегетососудистая дистония;
  • шейный остеохондроз;
  • алкоголизм, наркомания (включая пристрастие к кофеиносодержащим напиткам и препаратам, вызывающим лекарственную зависимость), игромания;
  • заболевания центральной нервной системы;
  • психические расстройства;
  • соматические заболевания, влияющие на гормональный баланс и обмен веществ;
  • гормональные и психологические нюансы, связанные с возрастными кризами, беременностью;
  • физическое или психоэмоциональное насилие в детском возрасте;
  • наблюдение за сценами насилия.

У больных деперсонализацией истории их болезней с самого детства имеют много общего: частые острые тонзиллиты в детском возрасте, результатом которых стала его хроническая форма; воспаление желчного пузыря, частые жалобы на спазмы кишечника, позже – люмбаго и миозиты, особенно в шейном отделе, миалгии; дискомфорт в позвоночнике и эпигастрии, за грудиной в области сердца; нередко наблюдалась гиперплазия щитовидной железы и тому подобное. Даже незначительные волнующие события вызывали у них скачки артериального давления, нарушения сна и другие вегетативные симптомы. Их часто посещали навязчивые страшные мысли со временем превращающиеся в фобии.

trusted-source[16], [17], [18], [19], [20]

Патогенез

Механизм развития синдрома деперсонализации/дереализации запускается у предрасположенного (сверхчувствительного к эмоциогенным ситуациям, тревожного, мнительного) индивидуума целым комплексом причин, действующих на фоне психического истощения, грозящего дезорганизацией психического процесса или сосудистыми катастрофами. Краткосрочная деперсонализация носит защитный характер, что признается всеми специалистами в области психиатрии. Протективная роль сменяется патологической, когда защита принимает затяжное течение и становится основой болезненного состояния, которое может длится месяцы и даже годы.

Предположительный патогенез деперсонализации в настоящее время рассматривается на нейрофизиологическом уровне как повышение в ответ на стресс синтеза β-эндорфинов (эндогенных опиатов) в нейронах гипофиза либо усиление активации опиоидных рецепторов, что нарушает нейрохимическое равновесие и запускает каскад изменений в других рецепторных системах. Нарушается синтез γ-аминомасляной кислоты, что приводит к изменению активности нейротрансмиттеров, регулирующих положительные эмоции и настроение – увеличению уровня дофамина в стриатуме, серотонина, угнетающего нейроны гиппокампа. Затрагиваются гистаминэргические структуры.

Предполагается, что может происходить отключение центра удовольствия (ангедония) и лимбической системы, отвечающей за организацию эмоционально-мотивационного поведения.

Подтверждает участие эндогенной опиатной структуры в патогенезе деперсонализации терапевтический эффект от применения налоксона – препарата, блокирующего опиоидные рецепторы.

trusted-source[21], [22], [23], [24], [25], [26], [27], [28], [29]

Симптомы синдрома деперсонализации

Французский психиатр Л.Дюга (один из авторов термина «деперсонализация») трактовал данное состояние как ощущение потери собственного существования, а не его потерю, отмечая, что чувство «Я» теряется только в обморочном и коматозном состоянии, в момент эпилептического припадка, фазы глубокого сна, а также – в момент тяжелого помрачения сознания (аменции).

Основной симптом деперсонализации – субъективное ощущение больного, что его «Я» приобретает чуждый, отстраненный характер. Человек наблюдает свои мысли, действия, части тела отстраненно, нарушается связь личности с внешним миром. Окружающая среда, которая воспринималась ранее (о чем прекрасно помнит больной) естественной и дружественной, становится декоративной, плоской, иногда враждебной.

Сколько длится деперсонализация?

Ответ на этот вопрос полностью зависит от природы происхождения феномена. Личностная отстраненность как естественная защитная реакция кратковременна – от нескольких часов до нескольких дней, в зависимости от силы стресс-фактора и глубины психической травмы.

Синдром может развиться на фоне заболеваний психики или нервной системы, приобрести болезненную постоянную или рецидивирующую форму и продолжаться годами. Естественно, долго ждать, чтобы деперсонализация прошла самостоятельно, не надо. Если состояние беспокоит Вас больше недели, и улучшений нет, необходимо обследоваться и, возможно, пройти лечение. Даже единственный, но затяжной эпизод требует к себе внимания. Серию кратковременных эпизодов также нежелательно игнорировать.

Манифестация психоза имеет в большинстве случаев внезапное острое начало сразу после психотравмирующего события, иногда ей предшествует тоска и беспокойство. По прошествии нескольких месяцев острота течения болезни притупляется, и оно приобретает более монотонный характер.

В начальной стадии лечение может быть наиболее эффективным. Если больной не обратился к врачу или лечение не помогло, болезнь превращается в хроническую. Ю.Л.Нуллер отмечал, что многие его пациенты страдали деперсонализационно-дереализационным расстройством очень подолгу – по десять-пятнадцать и более лет.

Многие больные свыкались со своим состоянием, вырабатывали определенный уклад жизни и строго следовали ему, вовлекая и подчиняя своему заболеванию членов своей семьи. Больные занимали все свое время выполнением скрупулезно намеченных мероприятий, к которым, как они сами говорили, не испытывали ни малейшего интереса, например, посещение экскурсий, спектаклей, пешие продолжительные прогулки и прочие мероприятия, позиционируемые больными как формальные, однако, необходимые, поскольку так поступают все. Периодически они посещали врача, жаловались, что больше не могут так жить, тем не менее, когда им предлагали опробовать новый метод лечения или лечь в стационар, отказывались под любыми предлогами либо просто исчезали на время. У врачей создалось впечатление, что они и не хотели на самом деле избавиться от своей привычной патологии и изменить свою жизнь.

Осложнения и последствия

Протективная роль кратковременного феномена отчуждения, возникновения психической анестезии как реакции на глубокий стресс несомненна. Это состояние позволяет пережить психическую травму с наименьшими потерями для центральной нервной системы. Однако в этом случае синдром деперсонализации/дереализации продолжается недолго и прекращается самостоятельно с устранением стрессорного воздействия.

Если приступы деперсонализации после устранения психотравмирующей ситуации повторяются и существуют уже автономно от стресса, процесс пускать на самотек не стоит. Известны случаи, когда деперсонализация проходит сама, как и любое другое заболевание. Но рассчитывать на это все же не стоит. Ведь любую проблему легче решить в начальной стадии.

Нередко у людей, страдающих приступами деперсонализации развивается чрезмерный перфекционизм, они обрастают незыблемыми привычками, ритуалами, им все труднее вернуться к прежней жизни. В процесс вовлекаются члены семьи, друзья и родственники, что может привести к разрыву семейных уз, изоляции больного.

Даже не связанное с прогрессирующими психическими заболеваниями состояние не всегда самоустраняется. Постоянная рефлексия приводит к развитию навязчивостей, которые со временем приобретают характер импульсивных действий.

Больные могут стать аморфными, безразличными к себе, своему внешнему виду, работе. Теряются социальные связи, независимость, высока вероятность совершения криминальных действий, суицида. Больной поначалу критически относится к создавшейся ситуации, осознает ее неестественность, это доставляет ему много страданий и может привести к депрессии или возникновению агрессии к окружающим или самому себе.

Поэтому, если приступы повторяются или формируется устойчивая деперсонализация, лучше обратиться за помощью к компетентным специалистам. Возможно полное восстановление, если синдром оказался последствием стресса, возник на фоне невроза, и лечение было начато своевременно.

Деперсонализация, проявляющаяся как симптом серьезного прогредиентного психического заболевания, имеет последствия и осложнения данного заболевания, и в большинстве случаев ее относят к негативной симптоматике и проявлениям устойчивости заболевания к лечению. Тем не менее даже в этом случае своевременное лечение может улучшить ситуацию

trusted-source[30]

Диагностика синдрома деперсонализации

Пациенты обычно обращаются к врачу с жалобами на внезапное изменение восприятия своей личности, своего морального облика, своих желаний, стремлений, привязанностей или своего тела, утрату чувств и потерю доверия к своим ощущениям. Причем они подчеркивают, что понимают, что это им кажется. В описаниях фигурируют выражения: «как будто», «вроде бы», «я вижу одно, но воспринимается оно как совсем иное». Им обычно сложно описать симптомы, поскольку ощущения часто неотчетливые и фантастичные, при этом больной осознает необъективность собственных ощущений.

Пациенту могут быть назначены клинические лабораторные исследования, чтобы определить общий уровень состояния его здоровья, анализ мочи на выявление следов токсических веществ.

Ультразвуковое исследование, электроэнцефалография, магниторезонансная томография делается для того, чтобы выявить органические нарушения, особенно, если некоторые жалобы не вписываются в клиническую картину синдрома, нельзя связать начало деперсонализации с каким-либо провоцирующим фактором либо манифестация заболевания произошла поздно, например, после сорокалетия пациента.

Основным диагностическим инструментом является тест на деперсонализацию, представляющий собой список основных признаков синдрома. Пациенту предлагается ответить на вопросы о том, какие симптомы он испытывает. Наиболее известный опросник (шкала Нуллера), включающий разнообразные симптомы дереализации и деперсонализации, составлен известными психиатрами Ю.Л.Нуллером и Э.Л.Генкиной. Тест проводит специалист, оценивая в баллах ответы пациента. Когда пациент набирает более 32 баллов, врач может заподозрить у него наличие расстройства.

Диазепамовый тест позволяет уточнить диагноз. Этот метод считается надежным для отграничения синдрома деперсонализации/дереализации от тревожного расстройства и депрессии. Разработан профессором Нуллером, заключается в реакции больных на струйное введение в вену диазепама. Доза препарата варьируется от 20 до 40мг и зависит от возраста больного и степени тяжести расстройства.

У больных c депрессией клиническая картина на фоне диазепама практически не меняется, препарат вызывает сонливость и заторможенность.

При тревожном расстройстве почти мгновенно, еще во время введения, проходят симптомы расстройства, иногда даже появляется легкая эйфория.

При синдроме деперсонализации/дереализации реакция возникает позже на 20 минут или полчаса после введения препарата. Происходит полное или частичное устранение симптомов: больные ощущают появление чувств и восприятие красочного реального мира.

Больному исследуют уровень депрессии, сохранность интеллекта и способности мыслить, акцентуации характера. Применяя психодиагностические методики изучается семейный анамнез, отношения с родными, психотравмирующие ситуации в жизни пациента, устойчивость к стрессам и уровень тревожности.

trusted-source[31], [32], [33], [34]

Дифференциальная диагностика

На основании данных обследований ставится окончательный диагноз. Определяются преобладающие симптомы синдрома: деперсонализация или дереализация, ее вид. Исключаются органические и соматические патологии, употребление алкоголя, наркотиков, последствия медикаментозной терапии. Основной диагностический критерий расстройства состоит в том, что больные не утрачивают способности к осознанию того, что их ощущения субъективны, что объективная реальность не соответствует их восприятию и находятся в полном сознании.

Онейроид, аменция, дереализационно-депрессивный синдром требует точной дифференциации, поскольку от верной постановки диагноза зависит назначение лекарственных средств и успех лечения.

Бред Котара (центральное место в нем занимает нигилизм по отношению как к собственной жизни, так и вообще ко всему вокруг) характеризуется симптомами, сходными в большей степени с бредовым состоянием при деперсонализации, которое в тяжелых случаях достигает этой высоты. Тем не менее, в периоды просветления индивидуумы с деперсонализацией идут на контакт и отдают себе отчет в том, что они существуют.

Делириозный бред и галлюцинации любой этиологии напоминают по симптоматике тяжелое деперсонализационное расстройство, однако, эпизоды делирия характеризуются настолько яркой симптоматикой возбуждения и спутанностью сознания, что в большинстве случаев их дифференциация не представляет затруднения. Наибольшую сложность представляют случаи гипокинетического делирия, когда больной относительно спокоен.

Наиболее сложным представляется дифференциация синдрома деперсонализации/дереализации с шизофренией либо шизоидным личностным расстройством. Этому способствует эмоциональная холодность больных, утрата теплых чувств даже к близким людям, сложность с облачением в словестную форму своих ощущений и переживаний, что может быть принято за бесплодные сложные вычурные речевые построения.

Диагностическим маркером могут быть сведения о предшествующих возникновению синдрома событиях: при невротическом происхождении связь с стрессовым фактором всегда имеется, а при шизофрении – ее, как правило, нет.

trusted-source[35], [36], [37], [38]

К кому обратиться?

Лечение синдрома деперсонализации

В тех случаях, когда психическая либо соматическая патология стала причиной появления симптомов деперсонализации/дереализации, единственным выходом является лечение основного заболевания. При его излечении или достижении устойчивой ремиссии симптомы деперсонализации пропадают, причем, в первую очередь, как правило, именно они.

Подробно о том, как лечить деперсонализацию, читайте здесь.

Состояние, развивающееся как самостоятельный невротический синдром на фоне острого или продолжительного стресса, возникает внезапно и ввергает человека, как минимум, в растерянность. Естественно речь идет не о состоянии, продолжавшемся несколько минут или часов, а о регулярных приступах или устойчивом расстройстве, то есть о патологии.

Многое зависит от тяжести расстройства и состояния психики. Известны случаи, когда деперсонализационный синдром благополучно проходил самостоятельно, однако, тешить себя надеждой на это не стоит. Необходимо действовать, и для достижения успеха воспользоваться рекомендациями психологов, а также людей, переживших подобное состояние и знающих на собственном опыте о том, какую линию поведения избрать, чтобы распроститься с расстройством и возможно даже избежать применения психотропных препаратов.

Профилактика

Для предупреждения появления синдрома и его рецидивов, у тех, кто уже сталкивался с подобным состоянием, как правило, рекомендуют вести здоровый и открытый образ жизни, в некоторых случаях хорошо было бы изменить место жительства и круг друзей.

Однако главное – изменить себя, свой взгляд на мир сделать более позитивным, трезво оценивать свои возможности и ставить перед собой реальные цели. Если это самостоятельно не получается, рекомендуется пройти курс рациональной психотерапии.

Хорошо заняться чем-нибудь для души – лучше спортом, можно – танцами, желательно в коллективе. Посильные физические нагрузки способствуют выработке внутренних субстанций антидепрессивного действия.

trusted-source[39], [40], [41], [42], [43], [44]

Прогноз

Деперсонализация, не связанная с прогредиентными психическими заболеваниями – эпилепсией, шизофренией и органическими патологиями ЦНС, в большинстве случаев разрешается благополучно.

Безусловно, люди, обратившиеся за помощью в первые дни патологического состояния, имеют больше шансов выйти из ситуации без последствий. Иногда достаточно нескольких бесед с психотерапевтом, чтобы полностью восстановиться.

В некоторых случаях, обычно – запущенных, синдром приобретает хронический и устойчивый к лечению характер. Очень много зависит от самого пациента, если он хочет избавиться от психологического дискомфорта, старается отвлечься, сосредоточив свое внимание на рациональных мыслях и действиях, то прогноз у него гораздо более благоприятный. У некоторых синдром приобретает постоянный рецидивирующий характер. Тем не менее, при изолированной деперсонализации невротического генеза значительные личностные изменения не наблюдаются.

Если у больного наступают выраженные личностные изменения и развивается выраженная продуктивная психотическая симптоматика, тогда прогноз менее благоприятный и деперсонализация может привести к социальной дезадаптации, частичной или полной утрате трудоспособности и самостоятельности.

trusted-source[45], [46], [47], [48], [49], [50]

Важно знать!

Большинство специалистов склоняется к мнению, что обнаружить деперсонализацию у детей до подросткового возраста практически невозможно. Облечь свои жалобы на состояние в вербальную форму, донести их до врача трудно даже взрослым людям, для детей это просто невыполнимо.

Читать далее...